Sunday, January 22, 2017

Генералиссимус Маннергейм?

Четвертого июня 1942 года Финляндию посетил, с целью принести свои поздравления фельдмаршалу Маннергейму, Адольф Гитлер, Государственный канцлер Германии — высшее должностное лицо страны-союзника.

Необходимо было нанести ответный визит, этого требовали элементарные правила вежливости. И тут ребром встал вопрос — кому ехать? Маннергейм вовсе не горел желанием, мотивируя отказ тем, что на визит главного государственного лица нужно ответить приездом соответствующего по рангу политика, то есть, ехать должен президент Рюти. Однако, и Президент, и члены правительства высказывали мнение, что визит не носил официального характера, потому единственной возможностью «сохранить лицо» в данном случае будет поездка Маннергейма, оформленная, однако, лишь в качестве ответного дружеского визита. На том и порешили, впрочем, после весьма продолжительных дебатов.

Здесь надо сделать небольшое отступление от темы (впрочем, отступление ли?) На день рождения Карл Густав Эмиль Маннергейм был удостоен воинского звания Маршал Финляндии.
Воротник парадного маршальского мундира Маннергейма
До этого самым высоким в финской армии было звание фельдмаршала — его Маннергейм получил еще в 1933 году, когда занял пост Председателя совета обороны страны. Однако, в мае 1942 правительство Рангеля решило учредить еще одно звание, специально к 75-летию «выдающегося полководца нашей истории» как было указано в торжественном адресе. Конечно, примером послужили звания, присваивающиеся полководцам Франции и Швеции, а также не столь давнее присвоение Герману Герингу звания рейхс-маршала Германии.

Hermann Wilhelm Göring 12.01.1893 - 25.10.1946
Итак, нужно ехать. Встал вопрос о подарке, все-таки ответный дружественный визит. И подарки немцы подарили неплохие (см.пост выше). Адъютант маршала Калле Лехмус предложил нечто аутентичное, символизирующее Финляндию, например, картину. Хорошо подойдет работа Акселя Галлен-Каллела «Пастушок на озере Паанаярви»
Paanajärven paimenpoika, 1892
Aksel Gallen-Kallela 26.04.1865 - 07.03.1931
Маршалу предложение понравилось, стали искать картину. Оказалось, что она принадлежит государственному советнику Августу Рамсаю и до войны, когда экспонировалась на одной выставке, была застрахована на 750 000 марок. С учетом военной инфляции покупка становилась нереально дорогой, пришлось отказаться.

Следующее предложение внёс Густав Вилкула — Председатель комитета по информации и цензуре (был такой орган в Финляндии во время Второй мировой войны).
Kustaa Gedeon Vilkula 02.10.1902 - 06.04.1980
Политик, историк, филолог, министр образования и большой друг Президента Кекконена
По его мнению, хорошо мог подойти какой-нибудь старинный меч, например, времен Тридцатилетней войны, с сохранившейся надписью. Таких мечей имелось в коллекции Национального музея несколько, и все в хорошем состоянии. Однако, против этого решительно выступил Маннергейм, ему, как боевому офицеру, и шведу по национальности, претило дарить, а вернее, возвращать, захваченные предками в бою с врагом трофеи! Таким образом, и этот вариант отпал.

Вторая Пражская дефенестрация, 23.05.1618
Из окна замка выкинули посланцев Фердинанда II Габсбурга, началась Тридцатилетняя война  

И тогда было принято Соломоново решение. Пистолет-пулемет Суоми — прекрасный подарок одного военного человека другому, к тому же как нельзя более аутентичный. Сказано-сделано. Калле Лехмусу было приказано проследить за изготовлением подарочного футляра и  серебряной таблички с соответствующей дарственной надписью. Подарок был готов! 

В путь отправились 27 июня ранним утром с аэродрома Мальми на самолете, предоставленным Гитлером. Кроме генерал-лейтенанта Туомпо в свиту маршала входили полковник A.Paasonen, подполковник R.Grönwall, майор медицинской службы Lauri Kajala и Kaarle Lehmus.

На аэродроме Goldap в Восточной Пруссии к свите присоединились представитель Финляндии в Ставке Гитлера Paavo Talvela, военный атташе в Берлине Walter Horn и заместитель Талвела майор J.Z.Duncker. С аэродрома на машинах отправились в Растенбург, в Ставку фюрера.

В непосредственной близости от Wolfsсhanze стоял поезд, где прибывших приветствовал маршал Кейтель.

Встреча на вокзале неподалеку от Ставки Гитлера, 27.06.1942
Wilhelm Keitel, 22.09.1882 - 16.10.1946
Генерал-фельдмаршал, командующий сухопутными войсками
Несколько позже в открытой машине приехал фюрер. Конечно, он не встречал Маннергейма ни на аэродроме, ни здесь — он помнил их встречу в Иммола, маршал Маннергейм ни в каком случае не стал бы первым приветствовать ефрейтора, пусть и занимающего должность рейхсканцлера!


Гитлер, однако, был весьма щепетилен в вопросах субординации и, приехав позже, не преминул оказать прибывшему маршалу его место. Впрочем, дальше все было почти по протоколу. Маннергейм вручил Гитлеру подарок, тот тепло поблагодарил, однако, не открывая, передал футляр адъютанту. Впрочем, говорят, что автомат ему понравился, и фюрер даже испытывал его на стрельбище. Говорят даже, что охрана Гитлера имела на вооружении пистолеты-пулеметы Суоми, впрочем, чего не знаем, за то не ручаемся…

Вся компания отправилась в Ставку, где прошло совещание, на котором освещались вопросы боевых действий против СССР. (О Ставке Гитлера подробно ЗДЕСЬ ) Гитлер, любивший драматические эффекты, заявил, что как раз в этот день, в честь прибытия такого дорогого гостя Германия начала новое наступление на Советы, на Кавказ с целью захвата нефтеносных источников.

Относительно Финляндии обсуждались вопросы военно-технического характера. На вопрос Маннергейма о судьбе Ленинграда Гитлер ответил, что вопрос с ленинградским котлом будет решен этим летом непосредственно силами немцев, без привлечения финских войск, для чего уже начата переброска к Ленинграду дополнительных войск.

Совещание в Ставке Гитлера Wolfschanze 27.06.1942. Слева направо:
Alfred Jodl (10.05.1890 - 16.10.1946) Начальник штаба Оперативного командования, генерал-полковник
Маршал Финляндии Carl Gustav Emil Mannerheim
Franz Halder (30.06.1884 - 02.04.1972) Начальник штаба Сухопутных войск, генерал-полковник
Walter Horn (28.01.1893 - 14.09.1972) Представитель вооруженных сил Финляндии в Рейхе, полковник егерей
Waldemar Erfurth (04.08.1879 - 02.05.1971) Представитель вооруженных сил Рейха в Финляндии, генерал
Рейхсканцлер Германии Adolf Hitler
Фельдмаршал Wilhelm Keitel
Генерал-лейтенант Wiljo Tuompo
Генерал-лейтенант Paavo Talvela
Адъютант Маннергейма Лехмус, во многом по дневникам которого готовилась эта публикация, не упоминает о том, было ли сделано Маннергейму (во время совещания, или в частной беседе) то предложение, о котором пойдет речь ниже, однако, это представляется весьма вероятным. Но обо всем по порядку.

Неформальный разговор в охотничьем поместье Геринга Роминтен. Слева направо:
Генерал W.Erfurth, майор Kaarle (Kalle) Lehmus, генерал-лейтенант W.Tuompo
Майор Лехмус (29.12.1907 - 03.03.1987) занимал должность начальника разведки.
Гитлер предложил Маннергейму посетить линию фронта, заметив, однако, что сам сопровождать маршала не сможет, так как занят общим командованием. Маннергем учтиво отказался, сославшись на здоровье, однако, в свою очередь попросил Гитлера позволить ему нанести визит своему старому знакомому генерал-полковнику Гальдеру, занимавшему в то время пост начальника штаба армий Вермахта. Странно, что он просил об этом визите, зная их с Гитлером взаимную антипатию. 

Генерал Франц Хальдер был осенью 1942 года отстранен от руководства штабом, а в 1944 году арестован по подозрению в участии в заговоре полковника Штауфенберга, заключен в лагерь Дахау, откуда был освобожден американцами. Давал показания на Нюрнбергском процессе, писал военные труды, мемуары, Награжден, помимо прочего, высшей почетной наградой США, вручаемой иностранцам 
После визита поездом направились в охотничью резиденуию Геринга Rominten, где должен был ночевать Маннергейм, и где прошло еще несколько «неформальных» встреч.


Вечером свита маршала возвратилась поезд. На следующий день, 28.6.1942 года отправились в обратный путь и около 13 часов самолет благополучно приземлился на аэродроме Мальми. Маршал тепло попрощался с сопровождающими его лицами, а Лехмус был приглашен к 16 часам в дом на Кайвопуйсто.

Дом маршала Маннергейма и его служебный автомобиль
Кроме Маннергейма в доме присутствовал и министр обороны Вальден. Главный вопрос, на который маршал хотел получить ответ своего начальника разведки был о том, победят ли немцы в этой войне. Адъютант ответил подробно и обстоятельно, однако, достаточно было лишь одного короткого «нет». Так считал Лехмус, так считали его собеседники в Германии, в частности, Адольф Галланд.
Adolf Galland, (19.03.1912 - 09.02.1996) генерал-лейтенант авиации.
706 боевых вылетов, 107 сбитых самолетов противника. Летал на реактивном МЕ-262 

«Хорошо, что и Вы тоже так считаете!», заметил Маннергейм, показав тем самым, что мысли эти уже давно занимали его.  Высший офицер, с колоссальным военным и политическим опытом, он уже в конце 1941 года чувствовал, что немцы втянулись в затяжную изматывающую войну, из которой вряд ли выйдут победителями. Бескрайняя территория и бездорожье, неисчерпаемые людские ресурсы и саботаж в оккупированных областях, активная помощь союзников — все это превращало войну против русских в авантюру с предопределенным концом. И маршал явно не стремился составить им компанию.

А что же это было за предложение, спросит вдумчивый читатель? Да всё просто — Гитлер предложил Маннергейму принять под свое непосредственное командование Лапландскую группировку, или, как она стала называться после 22 июня 1942 года — 20-ю Горную армию. Командующий генерал-полковник Дитль становился непосредственным подчиненным Маннергейма.
Eduard Dietl (21.07.1890 - 23.06.1944)
Командующий 20-й Горной армией в Лапландии, генерал-полковник
Задачами группировки, как мы помним, было уничтоэение железнодорожного сообщения между Кольским полуостровом и Большой землей, захват Мурманска и Кандалакши.
Ситуация на фронте весной 1944 года
Кроме того, под командование финнов передавались все части, задействованные в блокаде Ленинграда, с целью централизации командования перед решающим штурмом города. 
По сути, Маннергейм становился генералиссимусом.

Для справки: термин генералиссимус использовали для обозначения главнокомандующего вооружёнными силами и командующего армией государства или нескольких государств, находящихся в военном союзе.

Весьма почетное звание. Генерал Дидль в письмах Гитлеру неоднократно рекомендовал Маннергейма как выдающегося командира, достойного, без сомнения, занять столь высокий пост. Однако, маршал вежливо отказался, несмотря на то, что подобную просьбу Гитлер лично высказал ему в телефонном разговоре осенью 1942 года, а от генерала Эрфурта подобные предложения поступали до июля 1944 года.

Маршал Маннергейм. Фото не ранее лета 1944 года
На шее у маршала одна из высших военных наград Германии - Рыцарский Железный крест с дубовыми листьями 

Старый опытный генерал чувствовал, что пришло время выбираться из западни, в возникновении которой отчасти был виновен и он сам. С чего всё началось, и что делать?

Saturday, January 14, 2017

С частным дружественным визитом (4 июня 1942 года)

Третьего июня около 18 часов к Президенту Рюти, только что вернувшемуся в президентский дворец с обеда в честь посла Дании Флеминга Лерча (Flemming Lerche, 14.11.1907 — 5.12.1972, в 1921 — 1948 годах посол в Финляндии, до 1940 года также посланник в Эстонии и Латвии) влетел его адъютант, майор Нордлунд с важным сообщением. Посол Германии фон Блюхер и министр Шмунд просили неотложной аудиенции.
Risto Ryti (03.02.1889 - 25.10.1956)
Президент Финляндии 1940 - 1944
Рюти услышал, что если господин Президент не возражает, государственный канцлер Германии Адольф Гитлер хотел бы посетить страну следующим утром, чтобы поздравить глубоко уважаемого им главнокомандующего Маннергейма с 75-летием.
Rudolf Schmundt 13.08.1896 - 01.10.1944
На обеде в честь дня рождения Маннергейма

Рюти едва не поперхнулся своим кофе. Он немедленно связался с Маннергеймом, который в то же время к своему ужасу получил уже это тревожное известие. Кратко переговорив с маршалом Рюти сообщил ожидавшим в зале немцам, что будет рад видеть господина  государственного канцлера.

Напряжение царило в эти вечерние часы и в Ставке и в железнодорожном ведомстве. Было решено, что встреча произойдет на аэродроме Immola, недалеко расположенного в достаточно глухом месте завода Kaukopää, на отводную железнодорожную ветку которого должны прибыть два специальных состава — президентский поезд из Хельсинки с официальными лицами страны и поезд Главнокомандующего Маннергейма из ставки в Миккели. Поезда тронулись в путь в тот же вечер, около 21 часа.
Поезд Главнокомандующего Маннергейма

Организация безопасности в районе аэродрома и железнодорожной ветки была, если судить по нынешним меркам, совершенно недостаточной. Известие о приезде Гитлера было получено в самый последний момент и, исходя из соображений секретности и необходимости до последнего момента  держать визит в тайне от широкой публики, было принято решение организовать охрану периметра силами 39 бойцов комендатуры. Ни о каких специальных мероприятиях не было речи — не хватало времени. Солдаты расположились в лесу группами по трое, так, что их даже не было видно.

4 июня к месту встречи первым прибыл поезд маршала. (По некоторым сведениям он провел ночь в отеле Valtionhotelli в Иматре)
Valtionhotelli
Так он выглядел начиная с Зимней войны, там располагался штаб Карельской группы финских войск.
Советским летчикам так и не удалось попасть по отелю

Президентский состав подошел чуть позже, с ним прибыли члены правительства и Парламента. Даже они были не в курсе приезда Гитлера, считалось, что поздравить Маннергейма прибудет генерал-фельдмаршал Кейтель, как утверждалось в распространенном ранее официальном заявлении. Впрочем, по некоторой информации ждали маршала авиации Германа Геринга. Но тут....
Focke-Wulf 200 "Condor"
Бронированный Кондор Гитлера появился над аэродромом Иммола в 12:30, как и было согласовано. До того, как самолет остановился, вспыхнул огонь в тормозе левого колеса. Из ангара уже спешила пожарная команда. Огонь потушили,  и Гитлер ничего не заметил, пишет в своем дневнике генерал Туомпо.
Viljo Einar Tuompo (23.09.1893 - 25.11.1957)
Генерал-лейтенант, начальник штаба Ставки во время войны-продолжения
Вот как этот эпизод описывает непосредственный участник тех событий:

«После приземления самолет начал тормозить с таким усилием, что левое колесо заклинило, такая проблема с ним, говорят, случалась и ранее. Я принялся отремонтировать его, для начала высверлив сорванные болты. Немец спросил, какой материал я намерен использовать для изготовления болтов взамен негодных. Я предложил два варианта, сплавные хромникелевые или хромникельванадиевые. Немец выбрал второй вариант, и я изготовил требуемые болты» (Источник: Toivo K., Valkealan veteraanikirja ry)
Hans Bauer (19.06.1897 - 17.03.1993)
Группенфюрер СС, личный пилот Гитлера
Сопровождавший Гитлера в полете генерал Талвела заметив на аэродроме Рюти, успел шепнуть Гитлеру, что среди встречающих находится  Президент Финляндии. Гитлер был поражен, ведь он всего лишь прибыл «с обычным дружественным визитом к Маннергейму»
Рюти произнес приветственный спич.
Президент Финляндии Ристо Рюти и Адольф Гитлер
аэродром Иммола, 4.6.1942

Талвела был доволен тем, что успел предупредить Гитлера «иначе Фюрер был бы изумлен тем, что какой-то штатский лезет к нему со своим рукопожатием», вспоминал позже Талвела.
Paavo Juho Talvela (19.01.1897 - 13.09.1973)
генерал-от-инфантерии, представитель армии Финляндии в Ставке Гитлера
До поезда Маннергейма добирались пешком и на автомобилях.
Пешком, по-простецки. Справа в штатском - Президент Финляндии
Шагом полным достоинства вышел к приветствующим герой дня, чтобы приветствовать своего крепкого стремительного гостя.

Дальше была прогулка по лесу, вручение подарков, обед с речами и тостами. Но напряжение Маннергейма не спадало, тревога сохранялась на его лице до самого отлета рейхсканцлера. 
Прогулка
/Подарки
Mercedes-Benz 770K Grosser W150 Offener Tourenwagen

Обед в салон вагоне поезда Ставки
Сейчас на вагон можно посмотреть в Састамала, Финляндия
Это они, скорее всего, меню изучают...

Чего же так опасался доблестный маршал?
Многие историки полагают, что Гитлер прилетел с вполне определенной целью - побудить финнов к активным действиям на фронтах, как на Ленинградском, так и на Северном, помочь немцам перерезать железную дорогу от Мурманска и прекратить таким образом все поставки союзников, что, безусловно, должно было ударить по советской армии очень сильно. Как бы то ни было, подобных попыток Гитлер не предпринимал. Конечно, разговоры о политике и о войне велись, но, скорее всего, лишь общие. Впрочем, мы еще вернемся к этому вопросу в следующих публикациях.

Товарищи по оружию обошли строй почетного караула и вернулись на аэродром.

Гитлер отправился в обратный путь около 18 часов. Перед отлетом рейхсканцлер Гитлер еще раз в присутствии Главнокомандующего Маннергейма и Президента Рюти высказал слова восхищения маленьким, но героическим народом Финляндии.
Маннергейм, Рюти, Гитлер (спиной), Кейтель
справа в черной форме посол Германии в Финляндии Виперт фон Блюхер
Wipert von Blucher (14.07.1883 - 20.01.1963)
Говорят, тем же вечером Маннергейм в компании Туомпо, Вальдена и нескольких ближайших соратников с чувством огромного облегчения опрокинул пару рюмок шнапса.
Karl Rudolf Walden (01.12.1878 - 25.10.1946)
Генерал армии, министр обороны Финляндии 
И совершенно точно известно, что следующим вечером Рюти пригласил в сауну Талвелу, Рангеля и Виттинга.
Слава направо:
Väinö Hakkila (29.06.1882 - 18.07.1958) Спикер Парламента 1936 - 1945
Rolf Witting (10.09.1879 - 11.10.1944) министр иностранных дел
Johan Wilhelm Rangell (25.10.1894 - 12.03.1982) премьер-министр Финляндии 1941 - 1943 
Гитлер посетил Финляндию. Именно чувством облегчения можно назвать то, что наиболее точно иллюстрирует состояние мыслей военного и политического руководства Финляндии в момент, когда самолет государственного канцлера взмыл в небо с аэродрома Иммола четвертого июня 1942 года.

Не всё, как мне кажется, так уж однозначно и просто в отношениях Финляндии и Германии, маршала Маннергейма и рейхсканцлера Гитлера. Мы еще поговорим об этом, пока лишь замечу, что уже 27 июня Маннергейм прибыл в Германию с ответным дружественным визитом...
Слева направо: адъютант Ragnar Grönvall, Mannerheim, Hitler,
генерал Waldemar Erfurth, генерал-лейтенант W.E. Tuompo, генерал-лейтенант Paavo Talvela




Monday, April 18, 2016

В объятиях Германии

Третьего апреля 1918 года в Ханко всадились части германского экспедиционного корпуса под командованием генерал-майора Рюдигера Графа фон дер Гольца /Rüdiger Graf von der Goltz/
Генерал-майор фон дер Гольц
Их быстрое продвижение и относительно бескровный, в отличие от сражений за Выборг и Тампере, штурм столицы Финляндии, завершившийся освобождением города от красных уже к 13 апреля, принесли генералу славу и почет – многие жители как южной Финляндии, так и Хельсинки именно его считали освободителем страны от русских и большевиков. В Ханко установлен памятник немцам-освободителям,который,кстати, имеет свою интересную историю.
За свободу! Фото: Juha Hotari
И не один
Vapaussoturi. Фото: Tapio Onnela
Этой высадке предшествовали различные политические события, весьма скупо освещенные в российской итории. Высадка германских войск не была, как принято считать, операцией по поддержанию порядка, напротив – это, по сути, была интервенция, имевшая далеко идущие планы. Известный политический деятель Финляндии и национальный герой страны Пер Свинхувуд /Pehr-Evind Svinhufvud/,
Pehr-Evind Svihufvud, "Ukko-Pekka". Фото: Kouvolan sanomat
один из лидеров партии младофиннов, последовательно выступал за военный и политический союз с Германией, и вовсе не случайно он оказался в Берлине буквально в те дни, когда посол Финляндии Эдварт Хъельт /Edvard Hjelt/ 
Edvard Immanuel Hjelt. Фото: fi.wikipedia.org
подписал там с немцами договор, по сути привязавший страну к Германии. Роль Свинхувуда в этой истории не совсем ясна, однако, совершенно ясно, что он был в курсе содержания статей договора. Германия, таким образом, получила карт-бланш на ведение боевых действий в Финляндии.

14 апреля 1918 года в Хельсинки состоялся парад немецких экспедиционных войск. 
Парад германских войск. Сенатская площадь Хельсинки. Фото: Kansallismuseo
Вот как описывает это событие газета Helsingin sanomat от 15 апреля 1918 года: 
«В 12 часов начался парад войск под командованием генерала фон дер Гольца. Части группировались по родам войск в районе сахарного завода Töölö. Первой двигалась колонна кавалерии, следом – военный оркестр и окруженная примерно двадцатью кавалеристами легковая машина. В машине находились генерал-майор фон дер Гольц, офицеры его штаба, а также губернатор Яландер /Bruno Jalander/ и бургомистр фон Хаартман /Johannes von Haartman/. Следом, разбившись по родам войск, маршировали остальные части.  Парад сопровождали толпы народа – женщины и дети осыпали немецких солдат цветами. На Сенатской площади сенаторы Онни Талас /Onni Talas/ и Отто Стенрут /Otto Stenrooth/ выступили с приветственными благодарственными речами. 

После этого духовой оркестр Хельсинки исполнил национальный гимн Германии. После ответной речи фон дер Гольца оркестр исполнил гимн «Наша страна» Торжественное прохождение войск генерал-майор фон дер Гольц в сопровождении финских официальных лиц принимал на бульваре Эспланада. По завершении парада, германские офицеры под восторженные крики публики направились в отель Kämp»
Прохождение германцев по бульвару Эспланада. Фото: Kansallismuseo
Надо сказать, что Маннергейм, который выступал резко против приглашения германских частей в Финляндию, считал, что немцам не следовало устраивать подобный парад, и 16 мая 1918 года, в день объявления окончания Гражданской войны, провел теперь уже парад вооруженных сил Финляндии. 
Генерал-лейтенант русской армии Карл Густав Маннергейм во главе парадной процессии.
16 мая 1918 года. Фото: Kansallismuseo
Когда крестьянская армия Маннергейма, одетая в сермяжные мундиры, в шапках, украшенных хвойными ветками, маршировала по Хельсинки, в воздухе царил дух неприятия. 

Авторитет егерских частей и отрядов самообороны был высок лишь в Остерботнии и восточной Финляндии.  Теперь Маннергейм стремился продемонстрировать силу молодой финской армии перед жителями столичного региона. Впрочем, на параде присутствовал и генерал-майор фон дер Гольц, и военачальники обменялись причитающимися случаю приветствиями.

Со своей стороны, германцы также желали продемонстрировать свою военную мощь перед жителями восточной и северной Финляндии, и, далеко не в последнюю очередь, перед войсками Антанты – высадившимися в Мурманске и Архангельске британскими экспедиционными частями, в противовес которым, в основном, и была переброшена в Финляндию, где в военном отношении образовался известный вакуум, германская дивизия Балтийского моря. Дружеские объятья германцев крепко сжимали Финляндию – уже формально получившую независимость, но еще не выбравшую себе никакую форму правления. Можно сказать, что германский Nord-Detachement стал своеобразным ответом параду 16 мая, и в этом, как ни странно, его поддержали власти страны.

23 мая 1918 года командование дивизии Балтийского моря выпускает директиву о проведении Северного похода. Для этого был выделен значительный контингент: Вторая лейб-гвардии кавалерийская бригада, две пехотные роты, пулеметная и велосипедная роты четвертого батальона егерей, а также восьмая Баварская горно-артиллерийская батарея и транспортная колонна. В общей сложности отряд насчитывал 39 офицеров и 942 рядовых, а также 320 лошадей, 153 велосипеда, 89 повозок и пять автомобилей. Командование отрядом принял полковник фон Чирски /Hans Wolfgang Levin von Tschirschky und von Bogendorff/, офицером по связи при штабе которого был назначен майор Харальд Эквист /Harald Öhquist/, впоследствии генерал финской армии. К штабу были также прикомандированы несколько офицеров из числа финляндских егерей.
Командование батальона финских егерей, осень 1917. В верхнем ряду четвертый слева Харальд Эквист.
Фото: fin.wikipedia.org
Nord-Detachement основной задачей имел проверку организации, обмундирования и снаряжения германских вооруженных сил в условиях севера. Поход также преследовал целью демонстрацию германского флага в наиболее крупных городах Остерботнии и восточной Финляндии. Во время похода в Рованиеми был организован германский разведывательный отдел, командовать которым был назначен лейтенант Петер Лассен /Peter Lassen/. Штабным офицером при нем стал один из финляндских егерей, прапорщик Ханнес Олкконен /Hannes Olkkonen/

Nord-Detachement начался 4 июня 1918 года. Сводный отряд тремя эшелонами отправился в Вааса, куда прибыл 5 июня. На следующий день, после отдыха, части продефилировали по городу, затем на Казарменном плаце прошел торжественный парад.

Кто знает, может быть, это их дети маршируют по тем же улицам 23 сентября 1940 года?

7 июня путь продолжился в Оулу, где торжественный парад и дефиле прошли 9 июня. По сообщению газеты Liitto «парад принял командир германского отряда полковник фон Чирски, которого сопровождали губернатор Оулу, комендант, оба бургомистра, председатель городского совета, командиры отрядов самообороны, члены городского совета»
Oulu, 1920-luku
Председатель городского совета доктор Борг /Gabriel Borg/ произнес приветственную речь, с ответным словом выступил, разумеется, полковник фон Чирски. Германский военный оркестр исполнил причитающуюся случаю музыку – гимн «Наша страна», а также немецкую «Стражу на Рейне»

После состоялся торжественный парад, во время которого, как сообщает та же Liitto, «люди, вооружение и лошади выглядели опрятными и ухоженными». Вечером в отеле Seurahuone городом дал торжественный обед для господ германских офицеров, на котором присутствовали 39 человек.  Во время обеда произносились речи, играла музыка, а вокальные партии исполнял стихийно собравшийся хор под управлением аптекаря Хольмстрёма /Arvid Holmström/ 

Однако, не все офицеры проводили время в праздности. С разведывательными целями германские штабные офицеры побывали в Торнио, а один майор успел добраться и до Рованиеми. Велась рекогносцировка перед дальнейшим пешим маршем.

Проводы германских солдат из Оулу прошли весьма душевно. Отряд самообороны под командованием Юрьё Саарела /Yrjö Saarela/

выстроился в почетный караул, а горожане на выезде из города соорудили временную Триумфальную арку. Во всех деревнях по пути следования колонны были организованы праздничные встречи, солдат и офицеров угощали кофе, кормили сладкой сдобой, поили молоком. Устраивались танцы, на которые, празднично одетая, собиралась вся окрестная молодежь... При этом жителям было объявлено, что они ни в коем случае не обязаны оказывать какую быто ни было помощь германским военным – марш должен был проходить абсолютно автономно. Что это – действительное чувство благодарности за избавление от большевистской угрозы, или просто дань гостеприимству? Не знаю. Во всяком случае, никаких демаршей в защиту ушедшего в отставку Маннергейма (его прошение было удовлетворено 27 мая, и уже 31 мая генерал отбыл в Стокгольм) не предпринималось.

Итак, после отдыха, в понедельник 10 июня начался двухнедельный пеший переход германского сводного отряда в направлении Нурмеса, куда отряд прибыл 25 июня, пройдя пешком весь путь через леса и горы северной Финляндии с остановками для отдыха в Ваала (14.6), Кайаани (19.6) и Соткамо (22.6). После однодневного отдыха в Нурмесе отряд эшелонами отправился в Выборг, куда прибыл 28 июня 1918 года.

Отряд двигался с полной выкладкой, все оружие, снаряжение и амуницию несли на себе, либо везли на подводах. Лишь горная батарея, да заболевшие были с немалым трудом погружены на баржи в Ваала и отправлены в Кайаани. Отряд ежедневно поддерживал связь со штабом по телеграфу. Во время марша особое внимание уделялось дисциплине и внешнему виду – германские военнослужащие должны были демонстрировать высокий боевой дух, строевую выправку и соответствующие моральные качества. Что-то похожее, помнится мне, практиковали немцы в Киеве, когда поддерживали там гетмана в том великом и страшном 1918 году
Парад германских частей в Киеве. Крещатик, 1918
В Рованиеми,как мы помним, был оставлен небольшой разведывательный отдел под командованием германского лейтенанта Петера Лассена. При нем в должности офицера по связи находился в то время прапорщик, а впоследствии полковник, автор учебника «Основы тактики» и командир финляндского кадетского корпуса Ханнес Олкконен /Hannes Olkkonen/.
Полковник Ханнес Олкконен, в центре.
Основной задачей отдела было наблюдение за действиями английских оккупационных войск в Мурманске и Архангельске. После Гражданской войны к англичанам присоединилось большое число бежавших красных финнов, из которых предприимчивые бритты сформировали так называемый Мурманский легион, насчитывавший к началу 1919 года до 1200 штыков. Разумеется, их действиям совместный разведывательный орган также уделял немалое внимание, особенно после фактического объявления Советской Россией войны бывшим союзникам – в середине июля Троцкий приказывает прекратить все контакты с союзниками в Мурманске и Архангельске, а в обывательский лексикон входит новое модное словечко «интервенция»
Финляндский Мурманский легион, 1918 год
Вообще же, немцы весьма активно занялись разведкой на восточном направлении – сразу по окончании боевых действий, 30 мая 1918 года, по приказу генерала фон дер Гольца создается отдел под командованием капитан-лейтенанта графа Платена /Magnus Graf von Platen-Hallermund/. С ним вместе работают старшие лейтенанты фон Глазенапп /von Glasenapp/ и фон Кош /von Koch/, лейтенант фон Альфен /von Ahlfen/ и представитель штаба морских сил. В оперативное подчинение к ним передается легкая пулеметная команда, сформированная из военнослужащих Третьего Уланского полка. Обеспечен отдел и транспортом - в их распоряжении две легковые автомашины и грузовик

Перед отделом были поставлены следующие задачи: разведка водных и сухопутных путей, пригодных для транспортировки войск; проверка точности имевшихся топографических карт; проверка состояния дорожного покрытия и его пригодность для движения грузовых автомобилей; выяснение возможности временного размещения двух-трех дивизий в городах Кякисалми (Приозерск) и Сортавала; полевая разведка на территории между Сортавала и границей Финляндии; разведка судоходных маршрутов на реках Ууксуанйоки, Туломайоки и Янисйоки.

Дивизию Балтийского моря по-прежнему интересовал железнодорожный путь между Сортавала и Йоэнсуу, а также возможность быстрой постройки полевых железнодорожных путей в направлениях Сортавала-Салми и Вяртсиля-Суоярви. На участке Вяртсиля-Сортавала необходимо было найти точки, пригодные для высадки и сосредоточения войск. На Ладожском озере следовало найти легкие суда, пригодные для ведения разведки. Поставленные задачи следовало выполнить как можно скорее.

В это же время разведывательный отдел штаба корпуса, которым командовал полковник барон фон Бранденштейн /Otto Freiherr von Brandenstein/, получает приказ о ведении дальней стратегической разведки в Западной и Восточной Карелии, а также в направлении Петрограда.
Барон Otto Freiherr von Brandenstein
Ответственным за операцию назначается кадровый разведчик лейтенант фон Шольц  /von Scholz/, Результаты разведки, по мере их поступления, следовало докладывать в письменной форме непосредственно в штаб дивизии Балтийского моря. Перед фон Шольцем ставились следующие задачи: наблюдение за формированием финляндских и российских воинских частей (в том числе частей, располагавшихся в Кронштадте); строительство военных объектов и состояние автомобильных и железных дорог на российской стороне; в восточной Карелии – состояние Мурманской железной дороги, разведка контингентов белогвардейцев и подразделений войск Антанты, выяснение настроений жителей Карелии; особо выделялась разведка направлений Салми-Лодейное поле и Суоярви-Петрозаводск. Здесь уместно отметить, что мирный договор, заключенный в Брест-Литовске 3 марта 1918 года, допускал подобные действия. Таков был «мир на любых условиях».

Германские офицеры чрезвычайно активно участвовали в формировании финской армии, обучении солдат и офицеров, подготовке артиллеристов (на острове Куйвасаари проводилось обучение канониров на оставленных русскими 254-мм орудиях Дурляхера) – словом, готовили мобильную, хорошо обученную и готовую к бою армию, которую можно было всегда использовать в качестве союзника. Заложенные в 1918 году основы сотрудничества аукнулись в 1941-м.
254-мм орудие Дурляхера 1891 года. Куйвасаари, Финляндия, наши дни.
Фото: www.alternativefinland.com 
На словах Германия выступала за скорейший мир между Россией и Финляндией, выведение финских добровольческих формирований из Карелии и области Петсамо, на деле же, действия немецкой разведки явно давали понять, что велась подготовка к наступлению и захвату как Кольского полуострова, Карелии, так и Петрограда. И вовсе не для учений в июле 1918 в Ладожское озеро вошла целая эскадра миноносцев Балтфлота (12 штук, в их числе «Финн», «Гайдамак», «Амурец», «Туркменец-Ставропольский», «Эмир Бухарский»), сторожевые суда и даже две подводные лодки, «Вепрь» и «Тур» – это была явная демонстрация силы и готовность отразить возможное наступление немцев (или немцев и финнов) в Ладожской Карелии. 

Парламент и первый верховный Правитель Финляндии Пер Свинхувуд (ошибочно называемый регентом), продолжали проводить последовательную прогерманскую политику, однако, углубления военно-политического сотрудничества (в какую форму оно могло вылиться, даже представить сложно) не произошло. Избрав для Финляндии монархическую форму правления, финны принялись искать короля, конечно же, среди германских принцев – родственников Вильгельма. И уже к августу 1918 года такой король был найден, им стал принц Гессенский Фредерик Карл. Но это уже другая история…