Thursday, January 1, 2015

Финляндский анабасис Ильича

Вождь мирового пролетариата бывал в Финляндии часто – проездом, по своим мировым пролетарским делам, скрываясь от правосудия – Финляндия была тем игольным ушком, сквозь которое просачивалась в Россию революционная зараза. Террористы и революционеры всех мастей находили здесь приют, кров и помощь при активной поддержке местных фенноманов, разыгрывающих свою националистическую карту. Винить финнов в том, что они стремились расшатать государственные устои, можно лишь условно – нация, которую еще полвека назад император Николай Павлович считал настолько благонадежной, что направлял ее граждан на подавление восстаний другого своего вассала – яростной националистической Польши, быстро «взрослела», стремясь к самоопределению и независимости. Принято считать, что идеи фенноманства поддерживали, в основном, представители беднейших слоев населения, крестьянского сословия, а также зарождавшийся рабочий класс. Однако, это не совсем так. Виднейшие представители фенноманов, в большинстве своем, были выходцами из богатых сословий – дворяне, купечество, офицеры, при этом языком общения у них был, как правило, шведский. Впрочем, все это мы рассмотрим несколько позже, а пока вернемся к Ильичу.


Однажды, холодным ноябрьским вечером, у дверей пансиона Villa Havulinna в Oulunkylä (сейчас это один из пригородов Хельсинки) появился  невысокий, румяный и неприметный человек. Надо сказать, что хозяйки пансиона, сестры Анна и Сони Вистен (Winsten) были заранее извещены о его визите – одной из сестер позвонил её знакомый, преподаватель Гельсингфорского университета, с просьбой  принять и разместить русского эмигранта.  Этим преподавателем был, скорее всего, Гуннар Кастрен (Gunnar Castren), с которым Ленин был знаком со времени своего первого посещения Финляндии  5 ноября 1905 года, 
Гуннар Кастрен, профессор Хельсинского университета,
член Партии активного сопротивления
Сестры, проявлявшие, как и большая часть финляндской интеллигенции, известное сочувствие борцам против царской власти, разумеется, согласились. Приезжий представился доктором Мюллером, говорил он по-немецки. Доктору была выделена небольшая комната, откуда он выходил очень редко. Он был не то, чтобы замкнут, но не слишком разговорчив, много писал. Впрочем, несколько раз он ездил в Гельсингфорс по своим революционным делам.Его навещал известный революционер, также преподаватель университета В.М. Смирнов.

Villa Havulinna, Oulunkylä
Впрочем, сестрам некогда было особенно наблюдать за жизнью таинственного постояльца – им хватало своих забот. Гостей у него не бывало, лишь однажды его навестила красивая молодая женщина – его жена, как выяснилось впоследствии. Действительно, Надежда Константиновна Крупская была на редкость красивой женщиной, и удивительно. Что на этот факт так мало обращали внимание идеологи партии 
Н.К. Крупская с матерью, 1907 год
Она осталась на ночь, а сразу после этого таинственный гость исчез. Плату он внес вперед, поэтому сестры только убрали его комнату и забыли об этом госте до 1917 года, когда, увидев в газетах фотографию В.И. Ленина, опознали в нем своего давешнего постояльца. Он и правда очень мало изменился с 1897 года, когда была сделана вот эта фотография, что, если честно, кажется довольно странным. Вот здесь немного конспирологии


В.И. Ленин в 1897 году
Куда же он исчез из пансиона? Надо сказать, что пансион этот был расположен очень удачно – недалеко станция, на поезде до Хельсинки ехать всего 15 минут, рядом лес, где, в случае облавы, можно было спрятаться. Что ни говори, а скрываться тогдашние большевики умели отлично. На столь поспешное исчезновение Ленина повлияли два обстоятельства. Первое – он обнаружил за собой слежку. Два человека вели наблюдение за пансионом. Неизвестно, привела ли за собой «хвост» Крупская, или сам Ильич оказался недостаточно осмотрительным во время своих поездок в Хельсинки, но факт остается фактом – слежка была установлена, и следовало немедленно покинуть гостеприимный пансион сестер Winsten. К тому же, финскими социал-демократами под руководством одного из руководителей Партии активного сопротивления вице-судьи Йоханнеса Гуммеруса.(Johannes Gummerus) был уже подготовлен тайный маршрут для переправки Ленина в Швецию. 

Voimaliitto - боевой отряд партии активного сопротивления.
Крайний слева, стоит - Йоханнес Гуммерус
В Хельсинки Ленин пробыл около недели. Он практически не покидал конспиративную квартиру, которая располагалась, по некоторым данным, по адресу Petrsgatan, 19. Обслуживала будущего вождя Эльза Шёхольм, дочь портного Юхана Вильгельма Шёхольма, увековеченного на картине Аркадия Рылова «Ленин уходит в эмиграцию» - портной сопровождал Ильича из Науво к пароходу «Bore I» в конце декабря 1907 года.


А.А, Рылов. Ленин уходи в эмиграцию
С Эльзой Ильич объяснялся при помощи русско-шведского разговорника. Это еще один штрих к портрету вождя – все историки-лениноведы дружно рассказывали о замечательном знании Лениным множества иностранных языков ( втом числе финского и шведского). Как видно, они несколько преувеличивали. 
Накануне Рождества В.И,Ленин из Хельсинки поездом отправился в Турку. В поезде, однако, он вновь обнаружил за собой слежку. Это были те же самые люди, которых он заметил в Oulunkylä. Очевидно, что Охранное отделение в Финляндии  было укомплектовано слабо – филеров катастрофически не хватало, а их профессионализм оставлял желать лучшего. Мы еще вернемся в следующей статье к деятельности Охранки на территории Финляндии. Обнаружив слежку, Ленин спрыгнул с поездка на станции Лииттойнен, в 10 км от Турку и дальнейший путь проделал пешком, лишь ночью добравшись до очередной явки – квартиры социал-демократа Вальтера Борга (Walter Borg). 
Вальтер Борг, фото ок.1910 г.
По другим данным, однако, Ильича на станции ожидал специально нанятый извозчик. На квартире Борга Ленина ожидал и другой связной – Людвиг Линдстрём (Ludwig Lindström) – из числа «сочувствующих». Стоит отметить, что в 1917 году эти люди находились уже по разные стороны баррикад – Борг скончался в Москве в 1918 году.
В этом доме в Турку по адресу Puutarhakatu, 12 жил Вальтер Борг
После небольшого отдыха «доктор Мюллер» в сопровождении Линдстрёма отправился в Паргас. С немалыми приключениями перебравшись через незамерзающий пролив на лодке, при 20-и градусном морозе они, наконец, добрались до поместья Карла Густава Фредриксона – оередного «сочувствующего» из числа «активистов». 
Поместье и постоялый двор в Паргасе. Сейчас здесь расположен краеведческий музей
Тот разместил Ленина в одной из построек своего постоялого двора
Комната, в которой останавливался В.И.Ленин
Через два дня пошел снег, установился санный путь, Карл Крунберг (Carl Crunberg), также из числа «сочувствующих», согласился быть возницей, и путники тронулись дальше, в Мальм, где должны были остановиться у хозяина магазина Карла Янссона  (Carl Jansson). Случайно в это же время в магазин зашел местный полицейский Руде, которого, к счастью (?) удалось быстро завербовать, да так ловко, что тот не только пригласил их к себе на квартиру, 
Телефонная станция в Мальме, где находилась квартира полицейского Руде
но и нашел им подводу, на которой Ленина перевезли в Лилльмялё (Lillmälö). Здесь встретили Рождество и здесь, как говорится в указанной выше брошюре, «время казалось Ленину, текло бесконечно, так как он не понимал языка, на котором общались местные жители». Наконец лед окреп настолько, что в Лилльмялё добрался портной Юхан Шехольм и проводил Ленина сначала через  пролив к своему дому в селе Проствик, а оттуда по льду до парохода «Bore I», шедшего в Стокгольм. 
Реклама парохода Bore I
Штурман парохода был агентом социалистов и не задавал вопросов по поводу внезапно появлявшихся по маршруту пассажиров. Вождь был зарегистрирован под именем И.Ф. Петров, и 28 декабря благополучно прибыл в Стокгольм. Анабасис был завершен к немалой радости российских социал-демократов и Надежды Константиновны, прибывшей из Финляндии через несколько дней после Ильича. 
Карта ленинского анабасиса
Существует, как уже говорилось выше, одна конспирологическая теория, согласно которой Ильич благополучно скончался от воспаления легких в 1914 году в Швейцарии, а в дальнейшем большевики использовали двойников, чтобы не разочаровывать рабочий класс. Не знаю, правда это, или нет, но эта теория, по крайней мере, снимает вопрос о том, что было бы, если бы вождь, на радость врагам, провалился под неокрепший лед пролива Эрдфьрден… 

No comments:

Post a Comment